новости

Правозащитники разъяснили, что не так с проектом нового КоАП и как это исправить

Иван Маслов / Znak.com

Российские правозащитники направили в Минюст подробные замечания к проекту нового Кодекса об административных правонарушениях, сообщает «Коммерсантъ». Над отзывом работали юристы правозащитного центра «Мемориал» при участии «ОВД-Инфо» и комитета «Гражданское содействие». Как пишет издание, в итоге получился подробный перечень недостатков действующего КоАП, от которых правозащитники призвали избавить новый документ. 

В первую очередь составители отзыва раскритиковали порядок общественного обсуждения проекта нового КоАП. Документ, состоящий из 802 страниц, был опубликован 30 января 2020 года, но на его обсуждение чиновники отвели меньше месяца, или всего 20 рабочих дней: комментарии к документу можно было направить лишь до 27 февраля. «Коммерсантъ» приводит мнение юриста «Мемориала» Татьяны Глушковой, которая назвала такой вариант общественного обсуждения «профанацией», сужающей возможность предметно проанализировать предложенный документ.

Тем не менее правозащитники составили свой перечень замечаний и конкретных поправок. Первой из них стало предложение отказаться от формулировки «социальная группа» в статье КоАП о «возбуждении ненависти либо вражды» (в действующей редакции КоАП это статья 20.3.1). Сейчас закон запрещает «унижение достоинства» не только из-за пола, расы, национальности, но и «по признаку принадлежности к какой-либо социальной группе», хотя это понятие не определено. 

Из-за этого были случаи, когда россиян наказывали за оскорбление сотрудников правоохранительных органов или чиновников, а правозащитники называли эти факты злоупотреблением неопределенностью, допущенной в законодательстве.

«В теории запрет возбуждения ненависти или вражды в отношении социальной группы мог бы стать отличным способом защиты всех уязвимых групп, которые законодатель не назвал прямо. К сожалению, практика идет по иному пути: „социальной группой“ признаются сотрудники правоохранительных органов или „представители власти“, а ЛГБТ, например, не признаются», —подтверждает Татьяна Глушкова. По ее словам, устранить этот недостаток можно изъятием упоминания «социальной группы» и введения запрета на возбуждение ненависти и вражды по признакам возраста, состояния здоровья, сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

Правозащитники также предложили отменить административное наказание за оказание секс-услуг. Директор движения «Серебряная роза» (защищает права секс-работниц) Ирина Маслова отмечает, что «отношение к проституции как к правонарушению рушит все возможности дальнейшей жизни для женщин». Попавшись однажды в руки правоохранителей, они рискуют попасть в особый список МВД, доступ к которому есть у большинства работодателей, говорит Маслова. Это становится причиной отказа не только соискательницам работы, но и, например, заемщицам в банке. Это также влияет на их детей, которых после проверки родственников часто не берут в высшие учебные заведения или на службу, утверждает правозащитница. По мнению директора «Серебряной розы», существование этой статьи (6.11) в КоАП провоцирует коррупцию: по статистике, которую ведут в организации, всего одно дело из 20 реально доходит до суда — в остальных случаях дела закрываются за взятки, которые нередко вымогают сами правоохранители. 

Женщины же платят, чтобы «быстрее уйти из отделения полиции, где зачастую происходят вещи, запредельные по жестокости», добавила Маслова.

Кроме того, правозащитники призывают четче сформулировать основания для административного выдворения. По данным Судебного департамента Верховного суда РФ, за 2018 год в России судами первой инстанции было вынесено более 131 тыс. постановлений о выдворении. Статистика подтверждает, что мера, которая в законодательстве значится как «дополнительное наказание», на практике часто превращается в основное, применяемое без учета тяжести нарушений и общественной опасности. 

Также в документе предлагается отменить ответственность за пропаганду «нетрадиционных сексуальных отношений» среди несовершеннолетних (статья 6.21 действующего КоАП). Правозащитники напоминают, что еще в 2017 году ЕСПЧ признал, что подобные нормы «усиливают негативную ситуацию со стигматизацией ЛГБТ и поощряет гомофобию». Создатель группы поддержки ЛГБТ-подростков «Дети 404» Елена Климова отмечает, что пропагандой суды могут посчитать «буквально все что угодно: обсуждение с несовершеннолетними темы ЛГБТ, размещение материалов на личной странице в соцсети и даже фразу „Быть геем и любить геев — это нормально. Бить геев и убивать геев — это преступно“». По словам Климовой, и сама норма, и практика ее применения приводят к тому, что ЛГБТ-подростки в России, страдающие от неприятия себя и внутренней гомофобии, не получают квалифицированной помощи и нередко пополняют статистику суицидов. Педагоги и соцработники из опасений административного преследования вынуждены сторониться запретной темы. 

По мнению правозащитников, в корректировке нуждается норма об ответственности за пропаганду наркотиков. В КоАП предложено внести уточнение, что распространение информации о психотропных веществах «без цели склонения к употреблению» ненаказуемо.

«Мемориал» также отмечает, что нормы, которые касаются работы организаций, которые признаны «иностранными агентами» и «нежелательными иностранными и международными организациями», используются для административного преследования. Особенно уязвимыми некоммерческие организации становятся благодаря нормам об ответственности за «непредставление сведений» и за продолжение деятельности НКО-«иноагента», в отношении которой принято решение о приостановлении. «Подготовка упомянутых отчетов оттягивает на себя человеческие ресурсы, а малейший недосмотр оборачивается штрафом минимум в 100 тыс. рублей», — рассказала юрист «Мемориала» Татьяна Глушкова.

Правозащитники также заявили о необходимости предусмотреть возможность пересмотра административных дел по новым и вновь открывшимся обстоятельствам. Сейчас подобная норма работает во всех видах судопроизводства, кроме административного. Получается, что лица, привлеченные к административной ответственности, «лишены возможности восстановить свои права, в том числе в случаях заведомой ложности показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложности вещественных доказательств и иных документов», говорится в отзыве правозащитников. 

Также предлагается уточнить понятие срока административного задержания. Сейчас он отсчитывается с того момента, когда задержанного доставили в отделение ОВД, и при этом не учитывается время в пути, которое может быть «несоразмерно длительным». Кроме того, практикой становятся задержки с «документированием доставлений». В итоге максимальный срок задержания зачастую превышает установленные три часа, с чем столкнулись, например, участники летних уличных протестов в Москве. В материалах доклада «ОВД-Инфо» «Московский эксперимент» были свидетельства, что задержанных порой удерживали в автозаках часами: их возили по городу либо привозили к отделу полиции, но не выпускали из машины.

«Коммерсантъ» добавляет, что правозащитники нашли и позитивные новации в проекте нового КоАП. Например, речь о выделении в разные главы рассмотрения административных дел судами и другими органами, что, как считают юристы-общественники, «позволит уменьшить путаницу». Эксперты также одобрили право должностных лиц, составивших протокол, участвовать в производстве по делу. 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Источник: www.znak.com

Добавить комментарий