новости

На Урале расследуют странное дело об изнасиловании ребенка. Среди фигурантов — прокурор | статьи на domvideostore

Прокурор Богдановича Григорий Иванников попал в поле зрения сотрудников Следственного управления СКР по Свердловской области в рамках дела об изнасиловании 11-летнего подростка. Как стало известно Znak.com, не так давно у Иванникова взяли биологические образцы для проведения генетического анализа. Его ДНК планируют сравнить со следами мужчины, обнаруженными на штанах потерпевшего. Каков процессуальный статус прокурора по этому делу — пока непонятно. Не исключено, что его вообще оговорили. При этом состав подозреваемых в деле менялся уже дважды. Всякий раз это происходило из-за смены показаний потерпевшего и его матери. Эту женщину в уральском городе, где разворачивается история, почти открыто называют сумасшедшей, но она настаивает, что не могла все выдумать.

Яромир Романов / Znak.com

«И в страшном сне не могло присниться»

О том, что фамилия прокурора Богдановича Григория Иванникова фигурирует в расследовании об изнасиловании ребенка, Znak.com рассказал источник в силовых структурах региона. «Насколько я знаю, у него взяли образцы ДНК. Их будут сравнивать со следами, зафиксированными экспертами на одежде потерпевшего», — уточнил собеседник.

Косвенно эту информацию подтвердила Альбина Иванова, мать 14-летнего ученика школы-интерната № 9 Эдуарда Иванова, который проходит по делу в статусе обвиняемого (фамилии и имена несовершеннолетних фигурантов истории, а также их родителей изменены. — Znak.com). 

«Около месяца назад нам об этом сообщил следователь», — заявила женщина. Итогов генетической экспертизы она не знает, но сомневается в причастности прокурора Богдановича к этой истории. «Мы с самого начала говорили следствию, что искать надо в окружении семьи [потерпевшего] мальчика. Почему, например, не берут анализы у сожителя его матери?» — спрашивает женщина.

Эдуард Иванов с мамойпредоставлено семьей Ивановых

Мать потерпевшего, 35-летняя Оксана Халымова, комментировать историю отказалась наотрез. Но подтвердила, что сообщала следствию о возможной причастности к изнасилованию ее ребенка местных силовиков. «Меня и так все уже в городе называют сумасшедшей. Но, как вы думаете, мать может в принципе такое придумать про родного ребенка? Мне и в страшном сне это раньше не могло присниться», — сказала Халымова и повесила трубку.

Из материалов дела по итогам допроса 12-летнего Виталия Халымова от 22 октября 2019 года: «Допрошенный в качестве потерпевшего Халымов показал, что Киндер, Иванов, Глаголев, Садаков (измененные фамилии школьников. — Znak.com) встречали его раз в месяц у девятиэтажки. Они всегда были вчетвером. Это было зимой, был снег, в 2019 году, когда ему было 11 лет и он учился в пятом классе. Они закрывали ему глаза его шапкой или шарфиком. Вели, держа за руки, в девятиэтажный дом. Заходили в квартиру на третьем этаже. Квартиру открывал взрослый мужчина. Мужчина садился на диван. Он был в синем костюме. На костюме было что-то золотое, желтое. Мужчина вводил ему свою „писю“ в рот… Мужчина угрожал ему убийством. Киндер, Иванов, Глаголев, Садаков также вводили ему „писю“ в рот. Далее мужчина вводил ему „писю“ в попу, а потом смотрел как другие ему вводят „писю“ в попу».

Ниже уточняется: «Этого мужчину он видел в здании, где находится прокуратура, в кабинете, куда он ходил с мамой». 

И еще одна ремарка: «Из интернета были выбраны фотографии сотрудников прокуратуры, в том числе прокурора Иванникова. Халымов показал на фотографию Иванникова как на мужчину, который был в квартире с Киндером, Ивановым, Глаголевым, Садаковым».

В пресс-службе СУ СКР по Свердловской области пока не комментируют дело, а также действия, которые производились с Иванниковым. Не стали комментировать ситуацию и в пресс-службе прокуратуры региона. Собеседник Znak.com, близкий надзорному ведомству, в принципе усомнился в состоятельности обвинений в адрес прокурора Богдановича. «Если бы что-то было по-настоящему серьезное, то ходатайство согласовать проведение следственных действий уже давно бы поступило прокурору области [Сергею Охлопкову], а его не было», — заверил источник.

«Они и так отморозки и токсикоманы»

Уголовное дело об изнасиловании 12-летнего Виталия Халымова было заведено по пункту «б» части 4 статьи 132 УК РФ («Мужеложество, совершенное группой лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста, по предварительному сговору»). Сначала оно находилось в производстве Богдановичского следственного отдела свердловского управления СКР, но позже было передано в третий отдел по расследованию особо важных дел областного управления. Основанием для возбуждения дела послужило заявление матери мальчика. Оно поступило в полицию Богдановича 17 марта 2019 года. Женщина просила принять меры в связи с истязанием ее сына группой несовершеннолетних. «На протяжении трех лет избивают, запугивают, угрожают, что убьют его мать, провожают до и после школы», — написала женщина.

О подозрениях, что сын мог стать жертвой сексуального насилия, Оксана Халымова сообщила позже, когда ее вызвали в следственный отдел Богдановича. Там по переданным из полиции материалам инициировали доследственную проверку. «Я стала подозревать, что сын подвергся сексуальному насилию, потому что стал замкнутым, пугливым, стал часто плакать и перестал посещать тренировки по самбо», — заявила женщина. Также в ходе опроса она вспомнила, что 27 февраля 2019 года у сына «возник жидкий стул с кровью», чего раньше никогда не было. 

Халымова отмечала, что в больницу они не обращались. Поэтому может лишь подозревать, что кровотечение было следствием изнасилования ребенка, которое произошло 27 февраля или незадолго до этого.

Сначала на причастность к вероятному изнасилованию проверялись два местных 13-летних мальчика: Егор Глаголев и Николай Садаков. Первый, насколько удалось выяснить Znak.com, учился с потерпевшим в одной школе-интернате № 9, второй — ученик школы № 3 Богдановича. Оба часто бродяжничали вместе, нюхали клей, воровали продукты из магазинов и продавали их жителям окрестных домов. «Следователь тогда нам сказал, что те пацаны, которых обвиняют, — отморозки и токсикоманы. Мол, город от них устал, и было бы неплохо положить этому конец», — вспоминает Альбина Иванова.

Николай Садаков с мамойпредоставлено семьей Садаковых

Ее сына опрашивали в рамках доследственной проверки 1 апреля 2019 года. «Вызывают в Следственный комитет и говорят, что мой сын якобы участвовал в изнасиловании. Эдик плачет, у меня шок», — поделилась женщина. На следственных действиях не было педагога-психолога, чье присутствие в таких случаях обязательно. Там были лишь два оперативника и «еще какой-то мужчина», вероятно, следователь.

Обвиненного в изнасиловании детей российского священника отдали под суд

Иванова подозревает, что Эдуард попал в число допрашиваемых только потому, что за несколько дней до этого возле магазина «Пятерочка» вступился за Глаголева и Садакова, которых пыталась побить мать Халымова. «Тогда она ему заявила: „Так ты там тоже был!“ Сфотографировала его и показала ему фак», — пояснила собеседница. О произошедшем она позже узнала от сына.

В материалах уголовного дела эти обстоятельства описываются иначе. «20 марта 2019 года я встретила на улице Эдуарда Иванова и Данила Киндера. Я стала расспрашивать их об обстоятельствах совершенных в отношении моего сына действиях сексуального характера. Иванов сказал, что это сделал он. Киндер сказал мне, что ничего не было и он нигде не был», — сообщила Оксана Халымова в ходе одного из опросов.

«Или ты сознаешься, или по этапу пойдешь»

На тот момент речь шла только об одном эпизоде изнасилования, который якобы произошел 15 февраля 2019 года во дворе частного дома в Богдановиче, где жила семья Халымовых. Из показаний Егора Глаголева на допросе 1 июля 2019 года следует, что в тот день он и Садаков встретились около 17:00 и начали нюхать лак. Примерно через час встретили Иванова, а вскоре после этого 11-летнего Халымова. Тот пытался убежать, но его остановили. Все вместе пришли к нему домой, заставили открыть двери и зашли внутрь дома.

«Находясь во дворе дома, Садаков поднял с земли палку. Палка была с корой и маленькими ветками. Я, Садаков, Иванов и Халымов зашли в дом. Находясь в коридоре дома, Садаков толкнул Халымова, отчего тот упал на живот. После этого Садаков принялся избивать Халымова, подносил пакет с лаком к лицу Халымова, заставляя его вдохнуть. Затем стянул с него штаны и трусы, повернул Халымова набок и воткнул ему палку не менее четырех раз в анальное отверстие», — описывает этот инцидент Глаголев.

Альбина Иванова утверждает, что ее сын, хоть и встречался в тот день с ребятами, но в дом Халымова не заходил и в истязаниях не участвовал. В деле, впрочем, есть показания самого Эдуарда Иванова, и там он описывает события того дня почти так, как Глаголев. Мать Эдуарда настаивает, что ее ребенка заставили дать эти показания: «Это, наверное, моя ошибка. Я на какое-то время выходила с допроса, чтобы позвонить мужу и сказать, где мы. Потом сын мне сказал, что, как только я вышла, ему тут же заявили: „Слышишь ты, гондон, или ты сознаешься, или по этапу пойдешь, и там тебя самого насиловать будут“». По словам женщины, они не стали обращать тогда на это внимания, так как сыну обещали статус свидетеля.

Квартира, в которой предположительно совершались изнасилованияматериалы следствия

По результатам доследственной проверки было вынесено решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Садакова и Глаголева как лиц, не достигших возраста привлечения к уголовной ответственности за содеянное (14 лет). Об этом Znak.com рассказала адвокат Садакова Олеся Бортникова. Она пояснила, что на тот момент еще не осуществляла его защиту, но подчеркнула, что ее подопечный отрицал свою причастность к изнасилованию Виталия Халымова.

В заключении эксперта Богдановичского районного отделения Свердловского бюро судебной экспертизы от 20 марта 2019 года говорится, что у потерпевшего Халымова при осмотре была зафиксирована трещина на коже и слизистой оболочке в области заднего прохода, а также кровоподтеки на обоих бедрах. 

Первая травма, по мнению эксперта, образовалась «в результате чрезмерного растяжения твердым тупым или эластичным тупым предметом не менее чем за три-пять дней до осмотра». Вторая травма образовалась «в результате ударных или сдавливающих воздействий», также совершенных тупым предметом. Более серьезных травм, которые могли образоваться в случае изнасилования ребенка сучковатой палкой с корой, экспертом не зафиксировано.

Несмотря на ряд противоречий, материалы в отношении Садакова и Глаголева были переданы в территориальную комиссию по делам несовершеннолетних (ТКДН) Богдановича. ТКДН, в свою очередь, вышла в суд с ходатайством о помещении обоих в спецучреждение закрытого типа. «На основании представленных суду документов было вынесено решение о направлении обоих несовершеннолетних в спецучреждение сроком на три года», — уточнила пресс-секретарь Богдановичского районного суда Ирина Дедух.

Садакова направили отбывать наказание в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа на улице Бисертской в Екатеринбурге. Глаголева этапировали в аналогичное учреждение в Псковскую область. Но это еще не финальная точка расследования.

«Увидев прокурора, отвернулся к стенке»

4 июля 2019 года решение об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о надругательстве над Виталием Халымовым было отменено. И сейчас по делу обвиняются уже Эдуард Иванов и ранее неоднократно судимый житель Богдановича Сергей Ашихмин.

«В конце мая 2019 года мы с сыном шли за одеждой и совершенно случайно встретили мать Халымова. После этого она на голубом глазу пишет новое заявление, в котором прямо указывает, что Эдуард на нее не так посмотрел и она поняла, что он что-то скрывает», — утверждает Альбина Иванова.

Из показаний Оксаны Халымовой: «В двадцатых числах мая этого года я встретила на улице Иванова. Тот, увидев меня, вызывающе ухмыльнулся, пока его мать смотрела в другую сторону. Через несколько дней я шла через парк и увидела Киндера Дениса, который сидел в компании молодых людей. Тот, увидев меня, начал им что-то рассказывать. Я поняла, что Иванов и Киндер насмехались надо мной и могут быть причастны к совершению сексуальных действий в отношении моего сына».

В качестве возможной улики женщина принесла в Следственный комитет брюки своего сына, на которых могли быть следы спермы насильников. Также она заявила о наличии видеозаписи изнасилования.

Прокурор Григорий Иванниковтелеканал «ТВ-Богданович» в YouTube

После этого дело передали в третий следственный отдел СУ СКР по Свердловской области следователю Михаилу Вараксину. Осенью 2019 года расследование активизировалось, начала звучать фамилия прокурора Богдановича. 

«В октябре снова допрашивается потерпевший мальчик, нас снова допрашивают. Опера говорят, что опрашиваются ребята, которых отправили в спецучреждения. Следствие интересует, были ли у детей знакомые в прокуратуре, полиции или комиссии по делам несовершеннолетних Богдановича», — вспоминает Альбина Иванова.

«Относительно моего предположения о совершении преступления против моего сына прокурором Богдановича Иванниковым могу пояснить. В один из дней я приходила с сыном к следователю Абрамову для проведения следственных действий. Пока мы находились в коридоре, мимо прошел прокурор города. Сын почему-то встал и передразнил прокурора. Мне показалось это странным. Затем мы зашли в кабинет, и Виталий, увидев прокурора, отвернулся к стенке», — описывает ситуацию мать потерпевшего. 

Далее она отмечает, что «проанализировала» после встречи с прокурором реакцию сына и прямо спросила его, не участвовал ли Иванников в изнасиловании. «Виталий после моего вопроса засмеялся истерическим смехом и сказал, что да», — сообщает следствию Халымова.

Обвиняемых искали перебором

Родственники фигурирующих в деле подростков подозревают, что прокурор Иванников, как и их дети, лишь жертва оговора. В разработку СКР попал первоначально совсем не он, а некий Сергей Неуймин. Местный житель, которому Садаков и Глаголев ранее продавали ворованный в магазинах кофе. У этого человека была квартира поблизости от места совершения преступления. Выяснилось, правда, что он ее продал еще до того момента, как изнасилования, по версии следствия, начались. То есть Киндер, Иванов, Глаголев и Садаков физически не могли водить к Неуймину 11-летнего Халымова. Неуймина к делу привлекать не стали, но вместо него под подозрение попал другой Сергей — Ашихмин. Он тоже жил неподалеку. Ранее был неоднократно судим, но в последнее время остепенился и завел семью.

Ашихмин, насколько известно Znak.com, свою причастность к изнасилованию 11-летнего Халымова отрицает. Но именно он, а также Эдуард Иванов проходят по делу в качестве основных обвиняемых. Показания на них дали те самые «токсикоманы» Глаголев и Садаков. Оба заявили, что надругательством над ребенком руководили Ашихмин и Иванов, но оба они из основных фигурантов дела превратились в свидетели. 

Обвиняемых словно искали перебором — Глаголев, когда на причастность к преступлению проверялся Неуймин, описывал в своих показаниях от 19 декабря 2019 год его бывшую квартиру на третьем этаже девятиэтажного дома в Богдановиче. 12 февраля 2020 года, когда претензии появились к Ашихмину, заявил, что «соврал» и описал уже его квартиру на четвертом этаже в пятиэтажке возле магазина «Монетка».

Других улик, кроме регулярно меняющихся показаний потерпевшего Халымова, его матери, а также Глаголева и Садакова, в деле, насколько удалось понять Znak.com, нет. На штанах потерпевшего, которые следствию в качестве улики передала его мать, нашли ДНК только ее сына и не установленного пока мужчины. Видеозаписи со сценами насилия, о которой говорила мать потерпевшего, на телефоне не оказалось — как предположила Халымова, ее случайно стерли. Защита свидетелей начала писать заявления об оказываемом на их доверителей давлении.

«За эту гомосятину он зону топтать не собирается»

«В январе 2020 года к моему доверителю приехали неустановленные сотрудники правоохранительных органов и под угрозой перевести в колонию для несовершеннолетних потребовали подписать протокол с „нужными для следствия“ показаниями, — говорит адвокат Николая Садакова Олеся Бортникова. — Ему показали подписанный протокол допроса второго свидетеля — Глаголева. В итоге Николай Садаков обвинил себя и других лиц в совершении особо тяжкого преступления, под стражу взяли нынешних фигурантов — Эдуарда Иванова и Сергея Ашихмина».

По словам Бортниковой, защита написала заявление о фальсификации доказательств. «В его удовлетворении нам было отказано со ссылкой на то, что допросы ребенка проводились с участием педагогов и психологов и об оказанном давлении Николай не заявлял. Хотя сам Николай говорит, что при допросе ни педагога, ни психолога не присутствовало», — сообщила Бортникова.

«Мать Николая и я как его защитник полагаем, что на ребенка все-таки было оказано давление. Эти показания ребенок сам дать не мог. В них использованы слова и выражения, которые сформулировать подросток не способен. Сцены насилия, описанные в протоколе допроса, описаны именно взрослым человеком, ребенок так не мог», — настаивает адвокат.

Пушкина: после трагедии в Рыбинске снова началось обсуждение создания реестра педофилов

Председатель ТКДН Богдановича Марина Румянцева заявила, что владеет информацией об обстоятельствах расследования данного уголовного дела. По ее словам, делать выводы о виновности или невиновности фигурантов пока рано. Говорить подробнее на эту тему она отказалась. Ольга Пенских, директор школы-интерната № 9, где учились как обвиняемый Иванов, так и потерпевший Халымов, также переадресовала все вопросы к следствию. Педагоги учебного заведения, работавшие с Халымовым, на допросах в Следственном комитете вспоминали, что его мать неоднократно винила Глаголева в избиениях сына. Но стычка между мальчиками была зафиксирована лишь единожды. Халымова была очень обижена на администрацию школы, считая, что школа не желает обеспечить безопасность ее сына. Эдуарда Иванова в списке тех, кто обижал Виталия Халымова, тогда не было. 

С января 2020 года 15-летний Иванов по ходатайству следствия помещен в Центр временного содержания несовершеннолетних в Кировграде. Срок меры пресечения у него истекает 4 октября, сейчас готовятся документы о его продлении. Сергей Ашихмин также находится под арестом в следственном изоляторе. Ни тот ни другой обвинений в свой адрес не признают. Знакомые Ашихмина говорят, что «за эту гомосятину он зону топтать не собирается» и, если дело дойдет до суда, всерьез рассматривает возможность покончить жизнь самоубийством.

Источник: www.znak.com

Похожие новости

Добавить комментарий