новости

Главред NEXTA — о митингах в Белоруссии, противостоянии властям и продаже канала | статьи на domvideostore

Cezary Kowalski/Keystone Press Agency/Global Look Press

В Белоруссии уже две недели не утихают протесты против итогов президентских выборов. Первые дни после голосования, когда акции протеста были наиболее массовыми, в Белоруссии отключили интернет. Одним из главных источников информации о митингах и действиях оппозиции стал телеграм-канал Nexta.Live. Znak.com поговорил с его главным редактором Романом Протасевичем о протестах в Белоруссии, свержении Александра Лукашенко, ошибках Светланы Тихановской и отношениях с Россией.

Проект NEXTA был основан 22-летним блогером Степаном Путило, известным также как Степан NEXTA или Степан Светлов. NEXTA начинался как YouTube-канал в 2015 году — накануне предыдущих президентских выборов, и Путило призывал их бойкотировать. На канале размещали оппозиционные песни и ролики, рассказывающие о коррупции и других преступлениях власти. Telegram-канал NEXTA существует с 2018 года. Во время акций протеста после президентских выборов в этом году он быстро набрал популярность, и сегодня у него больше 2,1 млн подписчиков. Это самый крупный русскоязычный Telegram-канал. Главный редактор NEXTA Роман Протасевич и основатель проекта Степан Путило после президентских выборов в Белоруссии 2015 года были вынуждены эмигрировать в Польшу, где получили статус политических беженцев.

«Протест не может продолжаться без какой-то конкретной структуры»

— Telegram-канал NEXTA стал если не центром координации всех оппозиционных сил Белоруссии, то уж точно главным источником информации о происходящем в республике в последние дни и даже недели. Как ты для себя объясняешь, почему так произошло?

— Еще до того, как в Белоруссии все началось, мы были самым крупным Telegram-каналом в республике. Другой вопрос, что в дни, когда начали проводить так называемые выборы, власти полностью заблокировали внешний интернет, да и не только внешний, заблокировали все таким образом, что не работали даже правительственные сайты, не говоря уже о сайтах независимых медиа или соцсетях. Мы готовили наших читателей, что так может произойти. И Telegram стал по сути единственной площадкой, которая работала. У многих читателей не подгружались картинки или видео, но они все равно могли читать новости. Мобильный интернет не работал вообще, с домашнего — еще реально было что-то отправить. 

Многие белорусы, особенно минчане, просто снимали пароли с домашнего интернета, и люди, которые были в этот момент на улице, могли подключаться к домашним сетям и отправлять нам видео и фотографии.

Роман ПротасевичСтраница Романа Протасевича на Facebook

— Ты или Степан Путило (основатель NEXTA. — Прим. ред.) знакомы с Марией Колесниковой, Викторией Цепкало или Светланой Тихановской, может, с кем-то из их штабов? Вы координируете свою работу с ними?

— Нет, к сожалению, на данный момент у нас нет прямой связи с координационным штабом. Мы сейчас пытаемся налаживать эти контакты, чтобы не было расхождений. По сути координационный штаб будет сейчас единственным законным источником власти в Белоруссии, поэтому мы должны координироваться с ними.

— Как бы ты мог оценить идею создания координационного совета Тихановской, который должен обеспечить трансфер власти в Белоруссии?

— Я отношусь к этому достаточно однозначно — это абсолютно разумная идея. Первые массовые протесты были частично стихийные, частично самоорганизованные. Естественно протест не может продолжаться без какой-то конкретной структуры. И вот та небольшая протестная пауза, я говорю об уличной активности, сейчас необходима. Как минимум для того, чтобы создать уже полноценную структуру вроде стачечных комитетов и координационного совета. Такая пауза — это абсолютно нормально. Люди устали и физически, все-таки две недели на улице.

«Лукашенко не усидит в кресле президента больше года»

— Тебе не кажется, что протест в Белоруссии затянулся? Митинги проходят больше недели, кульминации, по моим ощущением, пока так и не случилось.

— Не вижу в этом проблемы, это нормально! Для многих, может, это и стало неожиданностью, но за один день, если бы даже 500 тыс. человек вышли в Минске, ничего не решается. Это длительный процесс. Это не спринт, это марафон. Скинуть того же Лукашенко недостаточно, есть целый режим, вся вертикаль власти, верхушка силовиков, многие министры, целые отрасли, цепь идеологов. Сменить режим за день нельзя. Да, люди устают, нужна небольшая передышка, которую все сейчас используют с пользой.

— С твоей точки зрения, как физически должна осуществляться передача власти от Лукашенко к Тихановской? Вот оппозиция создала штаб, а Лукашенко сказал, что это захват власти, Тихановская говорит, что готова стать национальным лидером, а Лукашенко грозится всех разогнать.

— Хороший вопрос, если честно. Думаю, ни действующая власть, ни представители того же координационного штаба сейчас не могут сказать, как именно будет проходить трансфер власти.

Самый идеальный сценарий — тихая и мирная передача власти, когда, скажем, Лукашенко покидает Беларусь навсегда, а власть автоматически переходит к координационному совету.

И есть негативный сценарий, при котором Лукашенко выпустит на улицы орду карателей, которые снова начнут стрелять в людей. Для Лукашенко сейчас в принципе нет ни одного положительного выхода, но по какому сценарию все будет развиваться, зависит от него. Белорусы показали, что готовы выходить только на мирные протесты, они против насилия. Люди после акции в 200 тыс. человек мусор за собой убирают, обувь снимают перед тем, как на лавочку встать! Это о многом говорит.

Александр ЛукашенкоПресс-служба Кремля

Даже в случае, если протест сейчас сойдет на нет, то Лукашенко не усидит в кресле президента больше года, потому что он совершил уже ряд серьезных ошибок, ему не удастся вернуть свой рейтинг, он прошел точку невозврата. 

— Когда ты говоришь, что «Лукашенко покинет страну навсегда», ты не выдаешь желаемое за действительное? Лукашенко, как мне кажется, четко обозначил позицию — он никуда уезжать не собирается. В таком случае, на твой взгляд, предпочтительнее договариваться с диктатором о передаче власти или брать эту власть, но уже более радикальным способом?

— Лукашенко может обозначать свои позиции сколько угодно, но при этом реальность может оказаться другой. Лично моя позиция заключается в том, чтобы не проливать кровь, чтобы не было силового сценария и насилия. Белорусам это не нужно, они это показали. Во многом сценарий своего ухода будет писать сам Лукашенко. Если возможно договориться, лучше договориться. Нам важно вернуть Беларуси статус правового, демократического государства.

— Ты говоришь, что Лукашенко «совершил ряд серьезных ошибок», видимо, имея в виду последние дни или недели, и «прошел точку невозврата». В Белоруссии, насколько я знаю, почти после каждых выборов президента бывали протесты. Почему тебе кажется, что именно сейчас произойдет смена власти?

— Ну, во-первых, ошибки он совершал не только в последние дни, ошибки он планомерно совершал в течение последних месяцев. Самый простой пример — ситуация с коронавирусом в Беларуси. Тогда Лукашенко говорил, что все это психоз, потом говорил, что дети, которые умирают, дословно: «были жирными и больными», мол, сами виноваты. Было много моментов, когда Лукашенко следовало пойти на уступки, а он, наоборот, закручивал гайки. 

С теми же выборами — думаю, белорусы подтвердят: никто не верил, что за Лукашенко проголосуют 80%. Если бы он нарисовал себе 51–52%, то, может, и не вышло бы на улицы так много людей. Подумали бы: «Жаль, плохо, не дотянули чуть-чуть, а вот в следующий раз получится». Но когда рисуют 80%, когда не было наблюдателей, когда результаты голосования на многих участках публиковались, и там было видно, как Лукашенко проигрывал Тихановской в три-четыре раза по количеству голосов, это разозлило людей. Последняя ошибка — кровавый сценарий разгона митингов. Настолько низкого рейтинга, как сейчас, у Лукашенко не было никогда. 

Как бы там ни было, в предыдущие годы протесты [после выборов президента] заканчивались тем, что на улицы выходили 40 тыс. человек, их разгоняли дубинками, а на следующий день уже не выходил никто. Сейчас ситуация преломилась настолько, что после супергрубого разгона, когда автозаки были забиты, когда в людей стреляли, протестующие продолжили выходить на улицы. И стало понятно, что Лукашенко довел людей до такого состояния, что в ответ на стрельбу и гранаты, они продолжают и будут продолжать выходить.

«Тихановская — не лидер, а символ перемен»

— А в поведении Светланы Тихановской, на твой взгляд, есть ошибки? Ее, как сообщалось, вынужденный отъезд в Литву, был воспринят достаточно критично.

— Наверное, большая логическая ошибка многих людей, особенно за пределами Беларуси, заключается в том, что Светлану Тихановскую воспринимают как лидера. Она не лидер, она символ, символ перемен. Поэтому не важно, где она находится: в Минске или Вильнюсе. Не важно, что она озвучивала, важно, что она стала символом перемен для белорусов, которые за нее голосовали.

— Как-то ты очень нивелировал ее роль. Тихановская говорит, что готова быть национальным лидером. А ты ее даже потенциально новым президентом не видишь?

— Тихановская говорит, что первое, что она сделает, оказавшись у власти — это проведет новые выборы. Просто она за несколько месяцев создаст условия для проведения честных и демократических выборов. Тихановская — национальный символ, вокруг которого объединились люди. 

На данный момент лидеров протеста в Белоруссии нет. Нет человека, за которым бы шли люди, как это было с Сергеем Тихановским. За ним шли толпами, шли, как бы это смешно ни звучало, как за мессией.

Светлана ТихановскаяКадр Youtube

— Давай допустим, что смена власти произошла. Тихановская — символ, а руководить страной кто будет? Кто будет в выборах участвовать? Кто эти люди?

— Это покажут следующие выборы. Пока рано говорить, кто будет участвовать уже в демократических выборах, по той простой причине, что для начала нам нужно пройти большой путь и убрать действующий режим, выпустить всех политических заключенных. Я почти уверен, что в новых честных выборах будут участвовать, например, Виктор Бабарико, который долгое время был лидером президентской кампании в Беларуси. 

Думаю, что после Тихановской первым демократически избранным президентом станет не человек из власти, а элективный менеджер, управленец. Потому что та экономическая ситуация, в которой находится Беларусь, требует больших реформ и изменений. Во власти нужен будет не «крэпкий хозяйственник», как себя называл Лукашенко, а менеджер, в руках которого не будет сосредоточена вся власть.

«Экономические связи нужно поддерживать и с Россией, и с Европой»

— Сегодня экономика вашей республики сильно зависит от России, многие белорусы привыкли жить в «полусоюзном» государстве, общаться на русском языке; с другой стороны — белорусы привыкли к почти открытой границе с той же Польшей, а за ней и со всей Европой. Как ты видишь сохранение суверенитета Белоруссии при сохранении существующих привилегий? Возможно ли сохранение этого баланса при новой власти?

— Никто не говорит, в том числе и в координационном совете, о каком-то разрыве отношений с Россией. Конечно, в Белоруссии, как и везде, есть представители национальных движений, прозападных движений, но Беларусь энергозависима от России, Беларусь действительно завязана на отношениях с Россией. Говорить об их разрыве глупо и смешно, этого не произойдет.

Экономические связи нужно поддерживать и с Россией, и с Европой.

Во многих отраслях экономика Беларуси до сих пор похожа на советскую экономику, она держится на кредитах. Сейчас в Беларуси так: те, кто живут в восточной части, ездят на заработки в Россию, те, кто в западной — в Европу.

 Но в целом баланс соблюдается сам по себе. 

Уникальность того, что сейчас происходит в Беларуси, в том, что на митинге в одной колонне идут люди как прозападных, так и пророссийских взглядов. Это совершенно разные люди, но их объединяет одно стремление — убрать Лукашенко. Это тот человек, который надоел всей стране.

TYT.by

— Тебе не кажется, что баланс, о котором мы говорим, сохраняется все же не сам по себе?

— Безусловно, рано или поздно уклон в одну из сторон (прозападную или пророссийскую. — Прим. ред.) будет, это надо понимать и принимать. Даже если после проведения новых выборов Беларусь все-таки выберет прозападный курс, то это не приведет к разрыву отношений с Россией: торговать никто с Россией не перестанет, белорусы не перестанут ездить в Россию, а россияне — в Беларусь.

«Предлагали сумму в районе 7,5 млн долларов»

— В освещении событий в Белоруссии NEXTA занимает вполне четкую позицию — вы на стороне оппозиции, вы считаете, что Лукашенко нелегитимно избранный президент. Рано или поздно буря в Белоруссии успокоится, и, когда наступит обычная жизнь, ярлык «оппозиционного телеграм-канала» не помешает NEXTA?

— Во-первых, ты, наверное, удивишься, но белорусов, которые выходят на улицы и выступают против Лукашенко, абсолютное большинство. И они никоим образом не отождествляют себя с оппозицией. В головах белорусов оппозиция — это те «оппозиционные партии», которые существуют на протяжении всего правления Лукашенко. У белорусов слово «оппозиция» вызывает негативные ассоциации. 

Точно так же и мы в Nexta не считаем себя оппозицией. Мы просто освещаем то, что происходит, мы выступаетм против власти Лукашенко, но от этого мы не становимся оппозицией. Мы передаем мнение абсолютного большинства белорусов. Невозможно называть себя оппозицией, когда так же, как и мы, думает почти вся страна.

— Вам уже поступали предложения о продаже NEXTA?

— Наши активы стоят сейчас слишком дорого, чтобы нам такие суммы вообще могли предложить. Вроде бы несколько недель назад что-то проскакивало, но я не уверен, что это было всерьез, предлагали сумму в районе 7,5 млн долларов, но, во-первых, это не было предложением. Во-вторых, наша капитализация стала гораздо-гораздо больше. В-третьих, мы не собираемся продавать NEXTA. Для нас это не бизнес, NEXTA — наше детище, получение дохода не на первом месте.

— То есть, если предложат условные 75 млн долларов, вы тоже откажетесь?

— Мы в принципе не собираемся продавать, никогда об этом не думали. Такого точно не будет.

— В Белоруссии против основателя Telegram-канала NEXTA Степана Путило возбуждено уголовное дело. К тебе со стороны белорусских силовиков есть претензии?

— Причина, по которой я и Степан эмигрировали в Польшу, — в отношении нас уже были возбуждены дела. Почему сейчас стало известно о возбуждении еще одного дела только в отношении Степана, я не знаю. Когда Степан показал, что нам прислали (ориентировку об объявлении Путило в розыск. — Прим. ред.), мы засмеялись, а я сказал, что тоже хочу такую фоточку в Twitter.

Источник: www.znak.com

Похожие новости

Добавить комментарий