новости

Фонд «Город без наркотиков» свернул большую часть работы и остался без денег | статьи на domvideostore

Евгений Ройзман и Андрей КабановВладислав Лоншаков / Znak.com

Фонд «Город без наркотиков», с 2014 года работающий без одного из своих основателей Евгения Ройзмана, остался без основной части финансирования. Как рассказал Znak.com источник, свои благотворительные взносы в некоммерческую организацию перестал перечислять основной меценат. Причиной, по словам нашего собеседника, стало значительное сокращение деятельности фонда — они не проводят лекций, не участвуют в операциях по поимке наркоторговцев и наркоманов, не публикуют отчеты о деятельности. Президент фонда Тимофей Жуков, в свою очередь, заявил, что главный благотворитель сократил взнос лишь на 20%, но подтвердил, что у фонда есть проблемы. 

«Все прекратили из-за пандемии»

То, что за последний год фонд значительно сократил свою работу, видно даже по соцсетям некоммерческой организации и ее руководителей. Если просмотреть страницу «Города без наркотиков» в соцсети «ВКонтакте», то видно, что они в основном репостят новости о наркоторговцах в различных регионах. Совладелец фонда Андрей Кабанов пишет о православных праздниках и изредка записывает видеоблог со своим мнением по различным резонансным поводам, например про бывшего схиигумена Сергия. Президент фонда, депутат думы Екатеринбурга Тимофей Жуков раньше выкладывал подробные отчеты о работе ГБН, но теперь упоминает его редко, зато рассказывает о депутатской работе и о жизни. Последняя новость на сайте фонда была опубликована в декабре 2019-го, на Facebook — летом 2019-го. 

Как анонимно рассказал Znak.com один из сотрудничающих с фондом волонтеров, после начала пандемии коронавируса фонд временно перестал принимать новых реабилитантов, а также приостановил оперативную работу с силовиками. Оперативников, которые ездили с полицией на задержания в качестве понятых и поддержки, распустили, у большей части из них есть дополнительная работа, говорит наш собеседник. 

Президент фонда Тимофей Жуков подтвердил Znak.com, что «Город без наркотиков» действительно сократил деятельность, но он связал это исключительно с пандемией коронавируса.

«Лекции мы не читаем по понятным причинам, никто не учится, в Zoom мы их проводить не можем, это технически сложно сделать, в школах тоже никто не понимает, как с этим работать. С сентября все продолжится, мы их возобновим», —  говорит Жуков. По словам президента фонда, сейчас в штате осталось около 5-7 человек, включая его, Андрея Кабанова и еще одного вице-президента Дмитрия Павлова. 

Оперативную работу, по словам Жукова, тоже прекратили из-за пандемии. Он говорит, что из-за меняющихся реалий и механизмов продажи наркотиков необходимость в таком числе оперативников, какое было у фонда, отпала. «Сейчас все происходит быстрее. Нет необходимости сидеть в засадах или в лесу сутками. Главная задача — оперативно передавать информацию, поэтому пока была пандемия, мы собирали информацию о барыгах и передавали ее силовикам», — рассказывает глава ГБН. 

Новых пациентов в реабилитационный центр, по словам Жукова, тоже не принимали из-за пандемии. Сейчас в последнем центре на Изоплите находятся 20 человек, в обычное время — 30. «Летом есть спад по людям, из-за пандемии многие нам звонили и говорили, что после пандемии своих привезут. Мы тоже никого не брали, тестировали на коронавирус, не пускали туда никого. Сейчас новых берем только со справкой об отсутствии COVID, плюс надо взять с собой пачку арбидола или триазавирина», — говорит депутат. 

Он говорит, что число людей, которые звонят в фонд и приходят в здание на Белинского, а также передают информацию о наркоманах и торговцах, не сократилось. 

Как рассказал Znak.com Евгений Ройзман, до 2014 года в пяти реабилитационных центрах фонда, в том числе женском и детском, лежало до 320 человек, на Изоплите — 150 человек.

Фонд проводил до 1000 операций в год, в Екатеринбурге работало пять бригад оперативников, в Нижнем Тагиле — три-четыре бригады. По его словам, на постоянной основе с фондом работали около 35 человек, при необходимости в качестве волонтеров «мы могли собрать весь город». 

«Придется искать новые источники дохода»

На сайте Минюста РФ последний отчет о деятельности фонда «Город без наркотиков» был опубликован в 2014 году. Согласно базе СПАРК, в 2019 году в НКО поступило чуть больше 5 млн рублей, из которых 99% — добровольные имущественные взносы и пожертвования. Из них 2,6 млн рублей были потрачены на благотворительную помощь (основная работа фонда — содержание реабилитационного центра на Изоплите), 1,8 млн рублей — зарплаты сотрудников фонда. 

В 2018 году фонд получил от благотворителей 4 млн рублей, в 2017 — 5,3 млн рублей, в 2016-м — 6,3 млн рублей, в 2015-м — 7,7 млн рублей. Каждый раз средства были потрачены полностью. 

Ликвидность фонда, судя по СПАРК, за последние шесть лет снизилась почти до нуля.скриншот из СПАРК

По данным Znak.com, основным источником средств фонда был один из уральских бизнесменов. Именно его пожертвования позволяли поддерживать фонд на плаву — ГБН практически не собирает средства самостоятельно, а для пациентов реабилитационного центра лечение стоит 17 тыс. рублей — 500 рублей в сутки, говорит Жуков. 

Недавно бизнесмен решил прекратить поддержку фонда из-за того, что он практически не ведет деятельность.

Президент фонда отрицает, что главный благотворитель полностью прекратил взносы, но говорит, что он действительно сократил финансирование примерно на 20%. «Даже не он сократил, а мы ему сказали, что тут, тут и тут поужались, поэтому надо меньше денег, нам больше не нужно такое количество, какое требовалось раньше», — говорит Тимофей Жуков.

Он признает, что в фонде есть проблемы со сбором средств, но объясняет это тем, что действующим руководителям не нравится «заниматься поборами», как это «делал Ройзман».

«Когда он ушел, долги были за коммуналку, за аренду. Мы все вытянули, и это работает. По тем деньгам, которые у нас есть, у нас вполне себе работающая вещь. Нам из других городов страны привозят реабилитантов. [Если основной спонсор уйдет], придется искать новые основные источники дохода. Есть ряд людей, которым мы можем сказать, что ситуация трудная, и они нам помогут», — говорит Жуков.

Ни Жуков, ни Дмитрий Павлов, ни Андрей Кабанов не получают зарплату в фонде. По словам Жукова, так как они трудоустроены, им начисляется сумма, которую они в качестве благотворительного взноса отправляют обратно в фонд. 

Он также допускает, что все-таки фонду придется начать более активный сбор средств. «Возможно, стоит вернуться к той модели, чтобы объявлять сборы. Да, теперь нет миллионов в фонде, как было при Ройзмане. Может, и нам стоит погромче кричать. Но представь, на что человек охотнее пожертвует: на больного ребенка или на наркомана», — говорит Жуков и добавляет, что у других НКО, с представителями которых он общался, финансирование и сборы из-за пандемии упали на 90% и «ситуация трудная у всех». 

Источник: www.znak.com

Похожие новости

Добавить комментарий