новости

Чем закончатся выборы в Белоруссии. Интервью Znak.com с бывшим аналитиком Лукашенко | статьи на domvideostore

Экономист, политтехнолог Сергей Чалыйстраница Сергея Чалого в соцсети Facebook

Боится ли Александр Лукашенко проиграть на президентских выборах в Белоруссии, как домохозяйка Светлана Тихановская стала лидером народного протеста и составила серьезную конкуренцию действующему главе республики, закончатся ли выборы кровопролитием — в интервью Znak.com рассказал независимый экономист, аналитик в штабе Лукашенко в 1994 году и бывший сотрудник его администрации, оказывавший консультативные услуги штабу Тихановской Сергей Чалый. 

— Вы работали с Лукашенко, общались с ним?

— Да, виделся, общался. Система резко трансформировалась после референдума 1996 года — референдум об изменении Конституции, изменение полномочий, уменьшение полномочий парламента. В принципе, тогда я собирался уходить. Тогда именно началось, что полномочий все больше и больше (главе республики, — Znak.com). Там уже было понятно, что что-то не то. Потом еще был референдум 2004 года, который дал Лукашенко право избираться неограниченное число раз. 

— Как вы оцениваете Тихановских? 

Никита Телиженко / Znak.com

— Мне не очень нравилась кандидатура ее мужа (блогер Сергей Тихановский, — Znak.com), которого арестовали за совершенно дебильную акцию (29 мая во время пикета по сбору подписей в Гродно Тихановский ходил и разговаривал с людьми, женщина сзади подошла к блогеру, обратилась к нему и начала хватать за руку. Сергей не хотел общаться с ней, вырывался и уходил. Во время пикета рядом с местом сбора подписей находились два милиционера. Женщина пожаловалась им на то, что Сергей отказался отвечать на ее вопросы, вследствие чего милиция попыталась задержать Тихоновского. В этот момент люди из толпы начали отталкивать милиционеров от Тихановского, и один из милиционеров упал на асфальт. После этого на площади появились сотрудники ОМОНа. Некоторые из участников пикета пытались помешать проехать микроавтобусу с задержанными, вследствие чего выломали дверь. По итогу этого пикета Тихановский и еще девять человек были задержаны. Тихановский находится в СИЗО, — Znak.com).

Мне не очень нравились люди, которые работали в его команде. У них откуда-то резко появились деньги, источник которых мне был неясен. Это сильно настораживает. И с самого начала они были настроены на уличные акции. С самого начала Тихановский ориентировался не на выборы, а использовал предвыборную кампанию как возможность легального сбора пикетов и так далее и так далее. 

А потом это все трансформировалось, после того как Тихановская осталась одна. Там получилось так. Буквально за день они успели написать заявление о передаче ей собранных подписей, и она уже сама заявилась на выборы. 

И ее зарегистрировали. Видимо, решили, ну давайте все вместе посмеемся, обычная домохозяйка, про которую вообще не знал никто, ни малейшего политического опыта, ха-ха, будет играть роль обеспечения конкурентности. 

«Отстрел» кандидатов

— Вообще у вас кандидатов в президенты очень много… 

— Да, много. Но всех главных убрали сразу. История с Виктором Бабарико вообще ужас какой-то. Его прямо в машине арестовали в месте с сыном, были предъявлены какие-то бешеные обвинения, были обыски в возглавляемом им Белгазпромбанке, вскрывали даже банковские ячейки клиентов. Арестовали коллекцию картин, принадлежащую акционерам и самому банку. 

Я в этом деле разбираюсь, там вообще нет никакого состава преступления (глава Белгазпромбанка Виктора Бабарико и его сына Эдуарда задержали 18 июня. Позже они были арестованы и направлены в СИЗО. Ключевое обвинение — за несколько лет со счетов Белгазпромбанка в Латвию было выведено более 430 млн долларов, а Бабарико был непосредственным организатором и руководителем «противоправной деятельности». Расследование по уголовному делу ведет Комитет государственной безопасности, так как действия его фигурантов создали «реальную угрозу интересам национальной безопасности». Статьи, по которым обвинили отца и сына, не разглашаются. 29 июня правозащитная организация Amnesty International признала Виктора и Эдуарда Бабарико узниками совести — прим. Znak.com). 

Политика Валерия Цепкало просто не зарегистрировали, сказали ему, что подписей не хватает (после отказа в регистрации на выборах президента он покинул Белоруссию — Znak.com). 

Тихановского тоже убрали, причем накануне Лукашенко буквально проанонсировал это, рассказав про какую-то акцию с пострадавшим милиционером. Мы видели это видео, там видно, что он сам тихонечко берет и ложится на землю.

Президентская кампания в Белоруссии проходит на фоне масштабных акций протеста«Наша нива»

Есть еще такой кандидат Андрей Дмитриев, он давно в политике, он был начальником штаба кандидата в президенты Владимира Некляева в 2010 году, в 2015 году сопредседательница его движения «Говори правду» участвовала в выборах, а сейчас он вот решил выдвинуться. Но обстоятельства немножко поменялись, и он уже не так интересен, потому что выборы все-таки проходят не по сценарию 15-го года, скорее, 10-го с кровавым разгоном. Но что у нас так будет, я практически не сомневаюсь.  

И в итоге получилось так, что Светлана Тихановская, которая ни сном ни духом не думала быть кандидатом, вышла на первый план. И что интересно, сразу же штаб Бабарико, после его ареста, предложил штабу Тихановской сотрудничество. Тут же из штаба Тихановской ушли люди, которые вызывали у меня настороженность. И это стало выглядеть просто эстетически очень красиво, потому что Лукашенко традиционно привык оскорблять своих оппонентов, даже и своих чиновников, но ему очень сложно сказать что-то про женщину, не вызвав этим отрицательные эмоции своего основного электората. А это женщины постклимактерического возраста 55+. 

И вот таким образом Тихановская стала таким кандидатом протеста. Не важно, кто она, но это самый реальный кандидат, который может победить Лукашенко. Она сама говорит на митингах и в интервью — мне не нужна эта власть, мне надо мужа, который сейчас в тюрьме, мне надо детей, которые сейчас за границей, потому что всякое может быть, и котлеты жарить. Это так звучит великолепно.Светлана Тихановскаястраница Светланы Тихановской в соцсети Facebook

Но некоторое время она думала прекратить кампанию из-за давления, но вот когда пошла такая поддержка, когда она начала собирать многотысячные митинги, согласилась. Но при этом оговаривается, что «я не хочу править, я не хочу быть президентом, я инструмент, чтобы победить Лукашенко, и мое обещание не позднее чем через шесть месяцев выпустить всех политзаключенных и провести новые выборы президента и референдум о возврате к Конституции до поправок 1994 года, то есть отменить бесконечные сроки президента. И вот это вся ее компания, и она находит невероятный отклик.

При этом Лукашенко никакой кампании вести не хотел, от слова совсем. Он в 2015 году сделал то же самое, но тогда ему достаточно было сказать: «Вы что, хотите как на Украине?» на фоне Крыма и Донбасса. А в реальности имелось в виду следующее: на смену мне придут какие-то силы, русские вмешаются, пойдут Витебские народные республики или что-то подобное. 

ЧВК «Вагнера» 

— Да, и вот здесь возникает закономерный вопрос о вагнеровцах. Лукашенко делает громкие заявления, Украина просит их выдать за преступления на Донбассе. Ваше мнение на этот счет?

— Совершенно очевидно, что никакого терроризма здесь устраивать не должны были, потому что не так это делается. Я общался со многими знающими людьми в вопросах безопасности. Завести группу, поселить в гостиницу… Ну это бред. Если бы что-то готовилось, то было бы внедрение, людей заводили бы по одному. Совершенно очевидно, что люди здесь ничего не планировали делать. Либо это был статус Белоруссии как перевалочный пункт, либо сейчас есть еще версия, которая активно распространяется, и она мне нравится, что это была просто заранее разработанная операция…

— Кем? Россией?

— А вот не знаю, но она очевидно сыграла на руку Лукашенко. Изобразили силовой захват, вот у нас боевики, мы раскрыли заговор.

— Получается, что Лукашенко отрезал себе путь с двух сторон: с Россией из-за ЧВК «Вагнер» и с Европой из-за свобод и прав граждан… 

— Европа, да. ОБСЕ уже заявили, что не пришлют в Белоруссию своих наблюдателей, потому что уже в принципе эти выборы нельзя признавать, не дожидаясь дня голосования. А если еще будут кровавые разгоны, то тогда точно санкции от Европы будут.

С Россией тут все несколько сложнее. Совершенно очевидно, что Лукашенко не хочет портить отношения с Россией. У него давно не было нормального разговора с Путиным. А Лукашенко это важно, он умеет решать вопросы только наверху, то есть политически. Поэтому своими действиями сейчас он привлекает внимание Москвы, чтобы она ответила на уровне высшем. Он ждал, что Россия что-то заявит после ареста Бабарико и других менеджеров банка, основным акционером которого является «Газпром». И тогда бы он сказал: а вот вы все-таки тут у нас кукловодите. Но Россия на это не ведется. 

Никита Телиженко / Znak.comЯ считаю, что целью такой политики с Москвой является не желание сжечь все мосты, и когда он украдет все-таки выборы, он потом направит поздравительную телеграмму в Москву и скажет, мол, ребята, вы же понимаете, что все это была постановка, что мне все это нужно было, чтобы выиграть, ничего личного — только бизнес, ничего плохого не имел в виду. 

У нас каждые выборы происходит что-то подобное, поэтому у нас никто в историю с ЧВК «Вагнер» не поверил.

Коронавирус и трон 

— Что сильнее всего ударило по Лукашенко за время президентской кампании?

— Коронавирус очень сильно подпортил кампанию. Вместо того, чтобы высказать заботу о людях, он начал говорить, что это все психоз, ненастоящее, все правители испугались, а я нет, я экономику закрывать не буду, никаких карантинов вводить не буду. Ну то есть это выглядело так, как будто ему все равно, заражаются люди или нет. 

Митинг в поддержку оппозиционного кандидата в президенты Белоруссии собрал 63 тыс. человек

Потом появилась более страшная штука. Когда пошли первые смерти, он умудрился начать обвинять самих умерших в их смерти: мол ну, а что вы хотели с таким избыточным весом или в таком возрасте. Потом он начал обвинять медиков, которым не хватало средств индивидуальной защиты, в том, что они заражаются сами вместо того, чтобы лечить. Потом он запретил вводить карантин в школах, тогда родители сказали, мол, хорошо, дети придут в масках и с антисептиками, он сказал — нет. И тогда 80% детей не пришли в школы. Он очень сильно выбесил этим людей.

А потом, когда бизнес начал просить о помощи, Лукашенко сказал: какая помощь, у себя в карманах поищите. Что еще больше взбесило людей.

Кроме того, насколько мне известно, Лукашенко показали внутреннюю засекреченную социологию, из которой следовало не только то, что с таким рейтингом он не победит, а что и его аппарат к нему уже не лоялен. Он очень сильно испугался. И вот тогда и начались гонения на основных кандидатов.

И Лукашенко начал вести избирательную кампанию, начал ездить по стране, и было видно, что ему этого не хочется, было видно его пренебрежение. И он даже пытался встречаться с теми, кто был критически к нему настроен.

На этих выборах Лукашенко, кстати, получил прозвище «Саша 3%». Получилось это так. Ведущие республиканские СМИ запустили у себя на сайтах голосование, за кого бы вы проголосовали на выборах президента. И Лукашенко набрал всего 3%. Он был в бешенстве. Сейчас СМИ запретили проводить такие опросы. Так они проходят завуалированно, например, какое пиво вы предпочитаете. И приведены названия пива, из которых можно понять, где какой кандидат. 

Когда Лукашенко выступал с посланием, ему не аплодировали ни разу. Главная тональность была: потерпите, не предайте. Так ведет себя не самоуверенный лидер, а напуганный человек. 

— Ожидаете ли вы фальсификации на выборах в день голосования?

Никита Телиженко / Znak.com

— Конечно, фальсификации будут и будут массовыми. Они уже идут. На досрочке явку завышают от 1,6 до 6 раз. У меня на Facebook есть фотография, как наблюдатель смотрит в бинокль, что делается в участковой комиссии. И это лицо этих выборов. Никого из представителей оппозиции в участковые комиссии не пустили, с наблюдателями то же самое, даже если кого-то зарегистрировали в качестве наблюдателей, то их на порог не пускают.

Но фокус этой кампании в том, что удалось достучаться до людей абсолютно аполитичных ранее. Впервые есть ощущение, что Лукашенко не выигрывает эти выборы. В предыдущие выборы, даже когда у нас оппозиция выходила на площадь, как было, например, в 2006 году, почему людям предлагали тогда расходиться? Потому что не было тогда ощущения, что мы победим. 

А сейчас, прямо сейчас, у нас есть ощущение, что нас электоральное большинство. В первом туре при честных выборах он (Лукашенко, — прим. Znak.com) обязан был бы проиграть. Правда за нами, он не может их выиграть.

Единственное, он может их украсть, и он делает это прямо сейчас. Он ведет себя как человек, который смертельно боится, потому что он все знает о своем рейтинге и он видит, что мы тоже это знаем.

Я не знаю, что будет, это сложно очень загадывать, но я допускаю, что возмущение будет очень сильным. 

— А какие настроения царят в регионах?

— А в регионах ситуация еще хуже. После кризиса 15-16-го годов резко выросло неравенство. И поэтому, если раньше все это было в Минске (акции протеста и разгоны митингующих — Znak.com), а сейчас такого рода массовые акции будут в других городах, никакого ОМОНа не хватит, несмотря на то, что мы страна с максимальной долей полицейских на душу населения в мире, ну в Европе точно. Ну и разогнать сотню или две сотни тысяч людей без крови, на мой взгляд, невозможно. 

А Лукашенко все чаще и чаще говорит о крови. И, мне кажется, это анонс его будущей акции, как было с Тихановским.

— А оппозиция к чему готовится? На что она готова?

— А оппозиция сейчас не может говорить, потому что любое слово будет против нее, это будет расценено как призывы к массовым акциям, а мы знаем, как это жестко сейчас подавляется. И любой человек, кто сейчас требует плана от оппозиции, — это провокатор. 

— А возможен такой вариант, что Лукашенко отменит выборы?

— Нет-нет, это невозможно. Это значит признать свою слабость, а он хочет всем доказать, что он сильный. Ему нужно сделать вид, что он победил, а потом наказать всех, кто ему мешал. Как было в 2010 году, когда все кандидаты сели от 7 до 10 лет, даже в России такого нет.

Источник: www.znak.com

Похожие новости

Добавить комментарий