новости

Белоруссия зависит от РФ экономически. Как слезть с иглы, не погрузив страну в нищету? | статьи на domvideostore

Thibault Savary / Keystone Press Agency / Global Look Press

В Белоруссии продолжаются народные протесты против узурпации власти Александром Лукашенко. Уличные акции уже поддержали рабочие ряда предприятий — БелАЗа, Беларуськалия, МЗКТ и других. На одних временно приостанавливают работы, на других готовятся к забастовкам, на третьих уже бастуют. Выдержит ли экономика страны остановку важнейших заводов? Насколько сильно Минск зависит от денег Москвы? Принесет ли революция финансовое благополучие белорусам? На эти вопросы отвечает Григорий Баженов, экономист, руководитель аналитического центра Независимого топливного союза, автор научно-популярного канала об экономике на YouТube Furydrops.

— Как повлияют забастовки на предприятиях на экономику Белоруссии? Лукашенко утверждает, что если заводы не будут поставлять продукцию, то проиграют долю рынка конкурентам. Так ли это?

Григорий Баженов

— Если говорить о Беларуськалии, то все будет зависеть от длительности забастовки и динамики спроса на хлористый калий. Динамика спроса сейчас находится на стороне протестующих, в последние годы рынок был перенасыщен, а спрос начал падать еще до пандемии. Более того, мировым трендом было как раз-таки сокращение валового выпуска на предприятиях в этой области. Да, акции ключевых компаний-конкурентов выросли на фоне забастовки рабочих Беларуськалия, но тут пока рано судить о каких-либо долгосрочных эффектах. Пока факторов, свидетельствующих в пользу снижения доли рынка, особо не видно. Забастовка главным образом угрожает режиму Лукашенко. Думаю, это понимают и контрагенты белорусского производителя. Вряд ли кто-то станет разрывать контракты из-за забастовки, учитывая, что на этом рынке действуют преимущественно долгосрочные контракты. А ситуацию в Беларуси вполне можно назвать форс-мажором. К слову, замещение выпадающих объемов продукции будет происходить преимущественно за счет реализации накопленных запасов хлористого калия. Вряд ли кто-то будет наращивать производство, потому как динамика протеста пока не дает оснований полагать, что забастовки продлятся слишком долго. В первую очередь будут распродавать запасы. Резюмируя, не думаю, что доля Беларуськалия существенным образом упадет.

Если говорить, например, о БелАЗе, то тут быстро выпуск не нарастишь и долю рынка в свою пользу не откусишь. Доля БелАЗа на мировом рынке превышает 30%. Сомневаюсь, что такого крупного игрока убьет месяц забастовки. Но опять же многое зависит от длительности. Конечно, если противостояние будет идти год, многие рынки, где существенным образом представлена Беларусь, ждут серьезные изменения. Но винить в этом нужно прежде всего Лукашенко, который отказывается отдавать власть, несмотря на то что происходит сейчас в стране. К сожалению, краткосрочные экономические потери в стране неизбежны. Но средне- и долгосрочные выгоды должны их перевесить.

Политически забастовка в Беларуси — это, пожалуй, наиболее эффективный способ сопротивления режиму. Для белорусов наиболее релевантный пример — Польша.

Объединение рабочих и интеллигенции в начале 1990-х годов сыграло решающую роль в переменах. Остановка заводов бьет в первую очередь по финансовому положению режима, потому как он теряет возможность оплачивать силовиков, которые в такой ситуации становятся основным средством сохранения статус-кво. Польша, к слову, даже не испытала каких-либо серьезных проблем в рамках смены режима. А выгоды были колоссальные. Сегодня Польша — одна из самых динамичных стран Восточной Европы. Думаю, что и Беларусь вполне может пойти по этому пути.

— Какую долю занимают в экономике Белоруссии иностранные инвестиции? Насколько сильно зависит благосостояние белорусов от российского бизнеса и госзаказа? Зависимость от какого из центров притяжения сильнее — от Европы, от РФ, от Китая? Инвестиции в экономику наверняка имеют и политическое значение, ставят Белоруссию в зависимость от соседей. Насколько реально при успехе революции хотя бы сохранить уровень жизни населения, а лучше — поднять его?

— Отвечая на эти вопросы, я бы сосредоточился не столько на инвестициях, сколько на займах и субсидиях. Инвестиции — это хорошо, особенно «умные инвестиции», связанные с притоком новых технологий и ростом производительности. Новые технологии не появляются в момент, в развивающихся странах чаще они приходят с иностранными инвестициями. В результате растет производительность, а вместе с ней и благосостояние граждан. Употреблять термин «зависимость» в контексте инвестиций, на мой взгляд, неверно, если речь не про политические, а про экономические инвестиции, где, как правило, работает стратегия win-win (выигрывают оба участника. — Znak). Конечно, возможны проблемы, если на всю страну один инвестор, но цифры в последние годы говорят несколько о другом.

Прямые инвестиции России в экономику Беларуси занимали от 57 до 64% общих иностранных вложений в страну (по данным Нацбанка РБ за 2010–2015 годы). В 2019 году, если верить Белстату, ключевыми инвесторами были Россия (45,1%), Великобритания (18%), Кипр (7,6%), Австрия и Польша (по 4,4%) и Украина (3,7%). 

Доля Китая незначительная по сравнению с другими странами. В последние годы доля России падает, а доли других стран, напротив, увеличиваются. Это хороший знак. Но зависимость от России действительно сильная. Однако по другим причинам.

Kremlin.ru

Дело в том, что основная часть выплат по внешнему долгу Беларуси приходится на платежи в пользу России (43% в 2020). Беларусь также приобретает у России по льготному тарифу нефть и газ, но к 2022 году скидки практически сойдут на нет, что снизит доходы бюджета. В 2019 году экономический рост Беларуси составил всего 1,2%, за этим последовало сжатие экономики на 0,3% (I квартал 2020 года). Временное прекращение поставок нефти из РФ привело к падению экспортной выручки на 16% год к году. Учитывая сокращение притока денежных переводов и ослабление курса российского рубля, белорусский рубль упал к доллару США почти на 19% с начала года. Ослабление курса национальной валюты привело к усилению давления на балансы предприятий, где кредиты в иностранной валюте составляют почти половину общего объема кредитования.

В Белоруссии сформирован президиум координационного совета оппозиции

Тут цепочка простая: проблемы у России — проблемы у Беларуси. Если Россия сидит на сырьевой игле, то Беларусь — на игле у России. Однако важно понимать, что на деле излечима и «нефтяная наркомания», и «наркомания» Беларуси. Требуется проведение структурных реформ, связанных с приватизацией и реструктуризацией государственных активов, фискальные изменения и независимая монетарная политика, диверсификация экономики и расширение перечня торговых партнеров. К примеру, можно ввести фискально-бюджетные правила, страхующие бюджет Беларуси от шоков экономики России и диверсифицировать налоговую нагрузку, можно реструктурировать задолженность предприятий, провести, наконец, приватизацию.

Да, Беларусь действительно зависит от России. Китай и Европа такими центрами зависимости не являются. Но нет ничего ужасного в том, чтобы получать преимущества от торговли с РФ.

Вне зависимости от того, что будет дальше, Беларусь и Россия останутся торговыми партнерами: страны экономически тесно связаны, быстро не разбежаться. 

Плохо, когда экономикой управляют в ручном режиме, выстраивают торговые отношения преимущественно в одном направлении, а в случае чего бегут к «старшему брату». Зависимость Беларуси от России — это не родимое пятно и не какая-то абсолютная неизбежность, это следствие политики Лукашенко. Это можно исправить. Но для этого требуется все, что я перечислил выше.

Думаю, что в случае победы протестующих, будет расширение торговых отношений с другими странами, будет дальнейшее диверсификация притока инвестиций по странам и секторам. Но расширение и диверсификация не означают прекращение экономических отношений с Россией. В повестке дня у граждан Беларуси этот пункт не стоит.

Источник: www.znak.com

Похожие новости

Добавить комментарий